Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница

Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница

бросился между ними, взлетев с паническим кулдыканьем.

Она развернулась, увидела его взлет, поймала черную каплю на фоне светлого неба и

выстрелила. Индюк свалился с неба, как мешок с углем, и упал в сорока ярдах от них с

ощутимым стуком.

Она стояла мгновение, потом медленно опустила ружье. Роджер, прижимая рубашку к

кровавым царапинам на шее, уставился на нее с открытым ртом. Она слабо улыбнулась ему,

чувствуя свои потные руки на деревянном прикладе и бешенный запоздалый стук сердца.

- Святой Боже, - сказал потрясенный Роджер. - Это ведь не просто удача, не так ли?

- Ну ... до некоторой степени, - сказала она, изображая скромность, но потерпела неудачу и

почувствовала, как ее губы расползаются Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница в улыбке. - Возможно половина.

Роджер пошел подобрать добычу, пока она снова заряжала ружье, и вернулся с десятифунтовой

птицей, из ее прострелянной шеи текла кровь, как из проколотого бурдюка.

- Вот это да, - сказал он, держа ее на вытянутой руке, чтобы дать стечь крови, восхищаясь ярко-

красным цветом головы и свисающей бороды. - Я не думаю, что мне приходилось раньше видеть

индейку, кроме как в жареном виде на блюде с каштанами и картошкой.

Он с большим уважением перевел взгляд с индюка на нее и кивнул на ружье.

- Прекрасный выстрел, Бри.

Она почувствовала, что ее щеки вспыхнули от удовольствия, и подавила сильное Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница желание

сказать "А, это ерунда", и вместо этого ограничилась простым "спасибо".

Они снова повернули к дому, Роджер нес мертвую птицу, держа ее на отлете.

- И ты ведь не так долго стреляешь, - проговорил Роджер, все еще находясь под впечатлением.

- Около шести месяцев, не так ли?

Ей не хотелось понижать его оценку своего мастерства, но она рассмеялась и все-таки сказала

правду.

- Скорее шесть лет, точнее больше десяти.

- А?

- Па - Фрэнк - учил меня стрелять с одиннадцати или двенадцати лет. Он дал мне ружье

двадцать второго калибра, когда мне было тринадцать, а когда мне было пятнадцать он брал

меня стрелять голубей и перепелов по уикендам.

Роджер поглядел на нее Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница с интересом.

- Я думал, тебя учил Джейми, я понятия не имел, что Фрэнк Рэндалл был спортивным

человеком.

- Ну, - медленно проговорила она. - Я не думаю, что он был спортивным.

Черная бровь вопросительно приподнялась.

- О, он умел стрелять, - уверила она его. - Он был в армии во время Второй мировой войны. Но

он никогда не стрелял сам, он показывал мне, а потом наблюдал за моей стрельбой. Фактически



у него даже не было ружья.

- Это странно

- Да? - она пододвинулась к нему ближе, подталкивая его плечом, так что тени их снова

слились, и они теперь они походили на двухголового людоеда, который нес на плече ружье, а в

руке держал Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница третью голову. - Я тоже думала об этом, - сказала она с нарочитой легкостью. -

После того, как ты рассказал мне на сборе о его письме.

Он кинул на нее быстрый взгляд.

- О чем?

Она глубоко вздохнула, почувствовав, как льняная полоса врезается в ее грудь.

- Я думала о том, почему человек, который сам не ездил верхом и не увлекался охотой, тратил

столько сил, чтобы научить свою дочь ездить на коне и стрелять. Обычно девочек этому не учат,

- она попыталась рассмеяться. - Не в Бостоне, по крайней мере.

Некоторое время не было слышно ничего, кроме шуршания сухих листьев под их ногами.

- Христос, - наконец, тихо выдохнул Роджер Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница. - Он искал Джейми Фрейзера. Он написал об

этом в письме.

- И он нашел его. Он это тоже написал. Мы только не знаем, был ли это тот Джейми Фрейзер.

Она не сводила глаз с тропинки, опасаясь змей. В лесу водились мокассиновые змеи и

гремучки, она видела иногда, как они грелись на солнце на скалах или стволах упавших

деревьев.

Роджер вздохнул и поднял голову.

- Да. И ты сейчас думаешь, что еще он мог найти?

Она кивнула, не глядя на него.

- Может быть, он нашел меня, - сказала она тихо, чувствуя, как напряглось ее горло. - Может

быть, он знал, что я попаду сюда, пройдя сквозь камни. Но Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница он ничего не говорил мне.

Он остановился и положил свою руку на ее, поворачивая к себе лицом.

- И, возможно, он вообще ничего не знал, - твердо сказал он. - Он мог просто подумать, что ты

можешь решиться на это, если вы что-нибудь узнаете о Фрейзере. И если бы ты действительно

узнала и решила пройти сквозь камни ... то он хотел бы, чтобы ты была готова. Я скажу так -

неважно, что он узнал, он точно хотел, чтобы ты была в безопасности.

Она глубоко вздохнула, ощущая, как уютное чувство покоя заполнило ее после этих слов. Она

никогда не сомневалась, когда росла, что Фрэнк Рэндалл любил ее Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница. И она не хотела сомневаться

в этом сейчас.

- Да, - произнесла она и приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его.

- Ну что ж, все хорошо, - сказал он и нежно коснулся ее груди там, где на рубашке появилось

небольшое влажное пятно. - Джемми хочет есть. Время идти домой.

Они повернулись и, обнявшись, стали спускаться с горы в золотое море каштановых листьев,

смотря на тени, бегущие впереди них.

- Ты думаешь ... - начала она и заколебалась. Одна голова не тени наклонилась к другой,

слушая.

- Ты думаешь, Иэн счастлив?

- Я надеюсь на это, - ответил он, сжимая ее руку. - Если у него такая жена, как у меня, тогда я

уверен в Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница этом.

(1)Форма американского народного театра XIX века, в котором загримированные под негров

белые актёры разыгрывали комические сцены из жизни негров, а также исполняли

стилизованную музыку и танцы африканских невольников.

(2)Сорт шотландского пива с середины 19 века.

НОРМАЛЬНОЕ ЗРЕНИЕ

- Теперь приложи ее к правому глазу и прочти самую нижнюю строку, из тех что можешь

видеть.

Со страдальческим видом Роджер приложил деревянную ложку к правому глазу и прищурил

левый, концентрируясь на листке бумаги, который я прикрепила к кухонной двери. Он стоял в

дверях холла, поскольку этот коридор единственный имел длину в двадцать футов.

- Et tu Brute?(1) - прочитал он. Он опустил ложку и посмотрел на меня Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница, приподняв одну темную

бровь. - Я никогда прежде не видел литературную таблицу для проверки зрения.

- Я всегда считала, что буквы на обычных таблицах довольно скучная вещь, - сказала я,

открепляя листок и переворачивая его. - Другой глаз, пожалуйста. Какую последнюю строку ты

можешь легко прочитать?

Он приложил ложку к другому глазу и, прищурившись, всмотрелся в пять линий, написанных

от руки печатными буквами и с такой точностью уменьшения размера, который я смогла

выдержать.

- Не ешьте лука. Откуда это?

- Шекспир, конечно, - ответила я, делая пометку. - "... не ешьте ни лука, ни чеснока. Мы

должны испускать сладостное благоуханье"(2). Это самые маленькие буквы, которые ты можешь

прочитать, не так ли?

Я видела, как выражение лица Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница Джейми слегка изменилось. Он и Брианна стояли позади

Роджера за порогом, наблюдая за процедурой с большим интересом. Брианна стояла, слегка

склонившись к нему, с немного напряженным видом, словно пытаясь заставить его увидеть

буквы.

Лицо Джейми выражало легкое удивление, слабую жалость и несомненное самодовольство.

Он, очевидно, мог прочесть пятую строку без проблем. "Я чествую его". Из "Юлия Цезаря". "Так

как он был отважен, я чествую его; так как он был властолюбив, я убил его"(3).

Он почувствовал мой пристальный взгляд, и это выражение исчезло; лицо тотчас приняло

обычный вид вежливой непроницаемости. Я сузила глаза, глядя на него с "ты-не-одурачишь-

меня" видом, и он отвел Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница глаза, дернув уголком рта.

- Ты не можешь разобрать ни одну из строк ниже? - Бри переместилась ближе к Роджеру,

словно притянутая вакуумом. Она посмотрела на бумагу, потом на него. Очевидно, она также

без труда могла видеть две последние строки.

- Нет, - коротко ответил Роджер. Он согласился проверить зрение по ее просьбе, но не

испытывал от этого удовольствие. Он слегка стукнул ложкой по ладони, желая поскорее

закончить с этим. - Что еще?

- Только несколько маленьких упражнений, - успокоила я его, как могла. - Пойдем сюда, здесь

свет лучше, - я взяла его за руку и повлекла в направлении своего хирургического кабинета,

послав при этом Джейми и Бри твердый взгляд. - Брианна, почему Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница бы тебе не пойти и не

накрыть стол к ужину? Мы не задержимся надолго.

Она колебалась мгновение, но Джейми коснулся ее руки и сказал что-то тихим голосом. Она

кивнула, взглянула еще раз на Роджера с немного беспокойным видом и ушла. Джейми с

извиняющимся видом пожал плечами, глядя на меня, и последовал за ней.

Роджер стоял посредине беспорядка в моем кабинете, похожий на медведя, который слышит в

отдалении лай гончих, с видом одновременно раздраженным и настороженным.

- В этом нет никакой надобности, - сказал он, когда я закрыла дверь. - Я вижу прекрасно. Я

просто еще не очень хорошо стреляю. С моими глазами все в порядке.

Однако Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница он не сделал ни движения, чтобы уйти, и я уловила намек на сомнение в его голосе.

- Разумеется, - легко сказала я. - Позволь мне только быстро взглянуть ... просто из чисто

медицинского любопытства ...

Я заставила его сесть и из-за отсутствия маленького фонарика зажгла свечу.

Я поднесла ее поближе, чтобы исследовать его расширенные зрачки, и подумала, что его глаза

имели самый прекрасный цвет, который я когда-либо видела, совсем не ореховый, а ясный

темно-зеленый. Цвет достаточно темный, чтобы выглядеть в тени, как черный, но потрясающе

изумрудный, если смотреть в его глаза при ярком свете. Тревожащий цвет для тех, кто знал

Джейли Дункан и видел Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница смех безумия в глубине ее ясных зеленых глаз. Я надеялась, что Роджер

ничего, кроме глаз, не унаследовал от нее.

Он моргнул, длинные черные ресницы на мгновение закрыли глаза, и воспоминание исчезло.

Эти глаза были прекрасны, но спокойны и, прежде всего, нормальны. Я улыбнулась ему, и он

рефлекторно улыбнулся в ответ, не понимая моего настроения.

Я попросила его не сводить глаз со свечи и провела ею перед его лицом вверх, вниз, направо,

налево, наблюдая за движением глазного яблока. Так как не нужно было ничего отвечать, он

расслабился, и его кулаки на коленях постепенно разжались.

- Очень хорошо, - сказала я, сохраняя тихий успокаивающий голос Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница. - Да, хорошо ... поглдяи

вверх, пожалуйста. А теперь вниз, на угол окна. Хмм, да ... Теперь посмотри на меня снова.

Видишь мой палец? Хорошо, теперь закрой левый глаз и скажи, палец сместился? Мм-хмм ...

Наконец, я задула свечу и выпрямилась, со стоном распрямляя спину.

- Итак, - сказал Роджер беззаботным тоном, - каков приговор, доктор? Должен ли я пойти и

начать делать себе белую трость?

Он отмахнулся от плавающих струек свечного дыма, но его беззаботности противоречили

немного напряженные плечи.

Я рассмеялась.

- Нет. Тебе еще долго не понадобится собака-поводырь или даже очки. Кстати, ты сказал, что

никогда не видел литературной таблицы для проверки зрения, значит, ты их видел раньше Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница? Ты

носил очки в детстве?

Он нахмурился, вспоминая.

- Да, носил, - медленно проговорил он. - Или скорее, - слабая усмешка появилась на его лице, -

у меня была пара очков. Или две, или три. Когда мне было семь или восемь лет. Я ненавидел их,

от них у меня болела голова. Так что я постоянно забывал их в школе, в автобусе, на камнях у

реки ... Я не помню, чтобы я носил их больше часа, и когда я потерял третью пару, отец сдался.

Он пожал плечами.

- Я никогда не ощущал, что они мне нужны.

- Да. И теперь они не нужны.

Он уловил тон моего голоса и озадаченно Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница посмотрел на меня.

- Что?

- Ты немного близорук на левый глаз, но не так, чтобы это стало проблемой, - я потерла

переносицу, словно приподнимала очки. - Предполагаю, что в школе ты хорошо играл в хоккей и

футбол, но не в теннис.

Он рассмеялся, и лучики разбежались от уголков его глаз.

- Теннис? В средней школе Инвернесса? Спорт изнеженных южан; мы называли его игрой для

педиков. Вы правы, я хорошо играл в футбол, но плохо в лапту. А в чем дело?

- У тебя отсутствует бинокулярное зрение, - сказала я. - Возможно, кто-то заметил это, когда

ты был ребенком, и пытался исправить с помощью призматических линз, но к тому времени,

вероятно, было Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница уже поздно, - поспешно добавила я, заметив, что его лицо приняло

недоумевающий вид. - Чтобы это сработало, нужно было начинать раньше - до пяти лет.

- У меня нет ... бинокулярного зрения? Но оба моих глаза работают, не так ли?

Он выглядел немного удивленным и стал рассматривать свою ладонь, закрывая то один глаз,

то другой, словно надеясь найти ответ в линиях руки.

- С твоими глазами все в порядке, - уверила я его. - Только они работают вразнобой. Это

довольно часто встречается, по какой-то причине мозг не может слить изображения,

приходящие от обоих глаз, чтобы сформировать трехмерное изображение.

- Я не вижу в трех измерениях? - он теперь Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница смотрел на меня, сильно прищурившись, словно

ожидал, что я превращусь в плоскую картину на стене.

- Ну, у меня нет инструментов профессионального окулиста, - я махнула рукой на погашенную

свечу, деревянную ложку и нарисованные таблицы, - у меня нет также практики окулиста. Но я

уверена, да.

Он спокойно слушал, что я объясняла ему в меру своих сил. Его зрение можно было считать

вполне нормальным с точки зрения его остроты. Но поскольку его мозг не сливал изображения

обоих глаз, ему приходится оценивать расстояние до объекта, исходя из сравнения

относительных размеров объектов, а не формируя объемную картинку. Что означает ...

- Ты можешь отлично видеть, и это не мешает для большинства дел, - уверила Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница я его. - И ты,

вероятно, сможешь научиться хорошо стрелять. Но может быть проблема со стрельбой по

движущимся объектам. Без бинокулярного зрения ты не сможешь точно определить, где этот

объект находится, чтобы попасть в него.

- Понятно, - сказал он. - Если дело дойдет до драки, то мне лучше положиться на кулаки, да?

- По моему скромному опыту, - сказала я, - большинство шотландских конфликтов решаются,

так или иначе, кулаками. Так вернее, как говорит Джейми.

Он весело хмыкнул, но ничего не сказал. Он сидел спокойно, раздумывая над моими словами,

пока я приводила в порядок свой кабинет. Я слышала шумы со стороны кухни: лязг железной

посуды, шипение и скворчание Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница жира, вместе с доносящимся оттуда ароматом жаренного лука и

бекона.

Ужин обещал быть незамысловатым; миссис Баг была занята весь день приготовлениями к

походу. Однако даже простейшие блюда миссис Баг представляли собой приличную еду.

Приглушенные голоса из кухни были прерваны воплем Джемми, раздалось краткое

восклицание Брианны, другое Лиззи и потом глубокий голос Джейми, очевидно,

успокаивающего ребенка.

Роджер тоже услышал их, он повернул голову на звук.

- Настоящая женщина, - сказал он с медленной улыбкой. - Она может убить дичь и может

приготовить ее. Что при данных обстоятельствах довольно хорошо, - добавил он грустно. -

Очевидно, я не могу добывать достаточно мяса к столу.

- Ха, - сказала я быстро, желая предупредить любые Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница проявления его жалости к себе самому. - Я

не застрелила ни одно животное, но я добываю пищу каждый день. Если ты действительно

хочешь кого-то убить, то у нас много цыплят, гусей и свиней. А если ты сможешь поймать это

проклятую белую свинью, пока она не срыла фундамент дома, то станешь местным героем.

Это заставило его улыбнуться, хотя и кривовато, но тем не менее ...

- Думаю, мое чувство собственного достоинства со временем восстановиться со свиньями или

без, - сказал он. - Но хуже всего будет сказать нашим снайперам, - он дернул головой к кухне,

откуда доносились голоса Брианни и Джейми, которые о чем-то говорили, - в чем Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница проблема.

Они, разумеется, будут добры ко мне, как к какому-то калеке.

Я рассмеялась, заканчивая мыть ступу и убирая ее в буфет.

- Бри беспокоится о тебе из-за этих регуляторов, но Джейми считает, что в походе вряд ли

придется стрелять. Кроме того, бинокулярного зрения нет и у хищных птиц, - добавила я

машинально, - за исключением сов. Ястребы и орлы не могут его иметь, так как глаза у них по

обеим сторонам головы. Так что можешь сообщить Бри и Джейми, что я сказала, что у тебя

глаза, как у ястреба.

Он рассмеялся на этот раз открыто и встал, отряхиваю полы сюртука.

- Право, я скажу Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница так.

Он подождал меня, держа дверь в холл для меня.

- Эта бинокулярная вещь, - сказал он, указывая на свои глаза. - Я с ней родился, как я полагаю?

Я кивнула.

- Да, скорее всего.

Он колебался, не зная, как выразить то, что хотел сказать.

- Тогда она ... наследуется, да? Мой отец служил в королевских ВВС, и у него не должно было

быть такого дефекта, но моя мать, она носила очки. Они висели у нее на груди на цепочки, и я

помню, как я играл с ними. Возможно, я унаследовал это от нее.

Я сжала губы, пытаясь вспомнить, что я когда-либо читала о наследственных заболеваниях

глаз, но Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница ничего конкретного на ум не приходило.

- Я не знаю, - сказала я, наконец. - Наверное, так могло быть, но могло и нет. Я действительно

не знаю. Ты беспокоишься о Джемми?

- О, - слабое разочарованное выражение мелькнуло в его лице, но он сразу же подавил его. Он

смущенно улыбнулся мне и открыл передо мной дверь. - Нет, не беспокоюсь. Я только подумал,

если оно наследуется, и если у парня оно есть, то ... тогда я бы знал.

Коридор был заполнен ароматами тушеного беличьего мяса и свежего хлеба, и мне страшно

хотелось есть, но я остановилась и уставилась на него.

- Я, конечно, не хочу, чтобы у него был этот дефект, - торопливо Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница произнес Роджер, увидев мое

выражение. - Нисколько! Только если это будет так ... - он отвел глаза и глотнул. - Послушайте,

не говорите ничего Бри о том, что я сказал, пожалуйста.

Я слегка коснулся его руки.

- Я думаю, что она поняла бы тебя. Твое желание знать наверняка.

Он поглядел на кухонную дверь, за которой Брианна громко запела "Клементину" к шумному

удовольствию Джемми.

- Она может понять, - сказал он. - Но это не значит, что она захочет это слышать.

(1)И ты, Брут? (лат.)

(2)Шекспир "Сон в летнюю ночь".

(3)Шекспир "Юлий Цезарь".

ОГНЕННЫЙ КРЕСТ

Мужчины ушли. Джейми, Роджер, мистер Чизхолм и его сыновья, братья МакЛеоды ... все они

исчезли Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница перед рассветом, не оставив следа, кроме остатков поспешного завтрака и грязных

следов на пороге.

Джейми двигался настолько бесшумно, что редко будил меня, когда вставал с постели и

одевался в предрассветной темноте. Но он обычно целовал меня и шептал в ухо несколько

ласковых слов перед уходом, и его прикосновение и запах вплетались в мои сны.

Этим утром он не разбудил меня.

Эта задача была предоставлена маленьким Чизхолмам и МакЛеодам, которые затеяли

генеральное сражение под моим окном уже после рассвета.

Я мгновенно проснулась, испытав короткий испуг от криков и воплей, и автоматически

протянула руки в поисках шприца, ватных тампонов, кислородной маски и спирта, живо

представляя себе палату Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница неотложной помощи в больнице. Потом я сделала вдох и учуяла запах

древесного дыма, а не этанола. Я покачала головой, моргая при виде смятого сине-желтого

одеяла, мирного ряда одежды, висящей на колышках, и бледного света, вливающегося сквозь

приоткрытые ставни. Дома. Я была дома в Ридже.

Внизу стукнула дверь, и шум резко прекратился, затем раздались звуки убегающих ног и

хихиканье.

- Ммфм! - произнес голос миссис Баг с мрачным удовлетворением. Дверь закрылась, и скрип

дерева и лязг железа внизу объявили, что новый день начался.

Спустившись в кухню через некоторое время, я обнаружила, что добрая женщина

одновременно поджаривала хлеб, варила кофе и кашу и жаловалась, убирая остатки завтрака на

столе. Нет, не Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница на грязь - что еще можно ожидать от мужчин? - а на то, что Джейми не разбудил

ее, чтобы она могла приготовить им настоящий завтрак.

- И как же Сам будет голодным? - с упреком спрашивала она меня, размахивая лопаточкой для

жарки. - Красивый большой мужчина, и уехал, не наполнив свой живот ничем, кроме

маленького глотка молока и куска несвежей лепешки.

Бросив сонный взгляд на остатки еды и грязную посуду, я подумала, что Сам и его товарищи

сжевали, по крайней мере, две дюжины лепешек и целую буханку хлеба с фунтом свежего масла,

банкой меда, миской изюма и всем молоком от утреннего удоя.

- Я не думаю, что Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница он будет голодать, - пробормотала я, подцепляя крошку обслюнявленным

пальцем. - Кофе готов?

Старшие дети, в основном, Чизхолмы и МакЛеоды, спали у кухонного очага, завернувшись в

одеяла. Сейчас они уже встали и бегали на улице, а одеяла были свалены за скамьями. Как

только запах еды начал распространяться по дому, раздались разнообразные звуки,

свидетельствующие о пробуждении его обитателей - женщины одевались и занимались своими

младенцами. Маленькие жадные лица высунулись из дверей.

- Вымыли ваши грязные лапы, маленькие язычники? - сердито спросила миссис Баг, увидев их.

Она махнула ложкой, которой мешала овсянку, на скамьи вдоль стола. - Если вымыли, то

заходите и садитесь. Смотрите, вытирайте свои грязные ноги!

В мгновение ока скамьи и Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница табуретки были заполнены, миссис Чизхолм, миссис МакЛеод и

миссис Аберфельд зевали и мигали посреди своего потомства, кивая и бормоча "Доброе утро"

мне и друг другу, поправляя платок здесь, подол рубашки там, и, послюнявив большой палец,

приглаживали торчащий вихор у маленького мальчика или стирали пятно со щеки у маленькой

девочки.

Миссис Баг была в своей стихии, прыгая между очагом и столом, стараясь накормить дюжину

голодных ртов. Наблюдая ее метания туда и сюда, я подумала, что, вероятно, в прежней жизни

она была синичкой.

- Вы видели Джейми, когда он уезжал? - спросила я, когда она сделала паузу, чтобы заново

наполнить чашки кофе, держа большую сырую сосиску в Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница одной руке.

- Нет, - сказала она, тряся головой в чистом белом керче. - Я ничего не знала. Я слышала, как

мой старик встал до рассвета, но только подумала, что он встал, чтобы сходить до ветра, он не

любит ходить в горшок, чтобы не беспокоить меня. Однако он не вернулся, а когда я встала

сама, они уже уехали. Эй! Не трогай!

Уловив движение краем глаза, она ловко стукнула шестилетнего МакЛеода сосиской по

голове, заставляя его убрать руку от банки с джемом.

- Может быть, они отправились на охоту, - робко предположила миссис Аберфельд, кормя

овсянкой маленькую девочку, которую держала на коленях. Ей было только девятнадцать лет, и

она редко разговаривала Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница, стесняясь старших женщин.

- Лучше бы они занимались фермами и лесом для домов, - сказала миссис МакЛеод, прижав

ребенка к груди и поглаживая его спину. Она убрала прядь волос с лица и криво улыбнулась мне.

- Я не намекаю на ваше гостеприимство, миссис Фрейзер, но мне не хотелось бы всю зиму

мешать вам. Джорди! Оставь косы сестры в покое или ты сильно пожалеешь!

Не в лучшем настроении в начале дня, я только улыбнулась и пробормотала что-то

неопределенно вежливое. Вряд ли мне хотелось иметь зимой в доме дополнительно пять или

десять человек, но я не была уверена, что этого можно избежать.

Письмо губернатора весьма недвусмысленно приказывало собрать всех здоровых Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница мужчина в

нашем районе и привести их к Солсбери к середине декабря, так что для строительства домов

оставалось слишком мало времени. Однако я надеялась, что у Джейми есть план по разрежению

населения в нашем доме. Котенок Адсо при такой скученности перебрался на постоянное

местожительство в ящик буфета в моем хирургическом кабинете, а кухня стала походить на одну

из картин Иеронима Босха.

По крайней мере, в ней уже не было так холодно по утрам, со множеством набившихся там тел

она была теперь блаженно теплой, хотя и шумной.

- Что ты здесь делаешь? - спросила я, удивившись при виде дочери, которая сидела,

съежившись под какой-то тряпкой Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница, на углу скамьи.

Бри сонно моргнула и поправила Джемми, который сосал грудь, не обращая внимания на

толпу.

- Мюллеры явились среди ночи и постучали к нам, - сказала она, зевая. - Восемь человек. Они

плохо говорят по-английски, но как я поняла, па отправлял за ними.

- Действительно? - я потянулась за кусочком кекса с изюмом, чуть не столкнувшись с юным

Чизхолмом. - Они еще у вас?

- Угу. Спасибо, ма, - она взяла кусочек кекса, который я протянула ей. - Па пришел и увел

Роджера, когда было еще темно, но, кажется, Мюллеры ему пока не нужны. Когда Роджер ушел,

старый Мюллер встал с пола, сказал "Bitte, Maedle"(1) и лег рядом со Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница мной, - краска залила ее

лицо. - И я подумала, что лучше встать и пойти сюда.

- О, - сказала я, подавляя улыбку. - Это, должно быть, Герхард.

Чрезвычайно практичный старый фермер не видел причины, почему его старые кости должны

лежать на твердых досках пола, если было свободное место на кровати.

- Я полагаю, это он, - сказала она неразборчиво с набитым ртом. - Я думаю, он безопасен, но

все же ...

- Ну, что ж, он действительно не представлял для тебя никакой опасности, - согласилась я.

Герхард Мюллер был патриархом большой немецкой семьи, которая жила между Риджем и

моравским поселением. Ему был далеко за семьдесят лет, но он ни в коей мере не Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница был

безобидным.

Я медленно жевала, вспоминая, как Джейми рассказал мне про скальпы, прибитые к дверям

амбара Мюллеров. Женские скальпы с длинными черными волосами, развивающимися по ветру.

"Как живые, - сказал он с тревожным лицом, - словно птицы, приколотые к дереву". И белый

скальп, который Герхард привез мне, завернутый в льняную окровавленную тряпку. Нет, не

безобидный. Я сглотнула кекс, чувствуя, как у меня пересохло в горле.

- Безопасный или нет, но они захотят есть, - сказала миссис Чизхолм практично. Она держала

соломенную куколку, мокрый подгузник и непоседливое дитя, ухитряясь при этом освободить

одну руку для кружки с кофе. - Лучше все здесь убрать, пока немцы не учуяли еду и не явились

сюда.

- У нас Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница есть чем накормить их? - спросила я с тревогой, пытаясь вспомнить, сколько ветчины

еще осталось в коптильне. В течение двух недель гостеприимства наши запасы уменьшались с

ужасающей быстротой.

- Конечно, есть, - сказала миссис Баг, быстро нарезая сосиску и бросая ломтики на шипящую

сковородку. - Вот только сейчас поджарю, и можно звать их на завтрак. Дорогая, - она постучала

лопаточкой по голове девочки лет восьми, - сбегай в подвал и принеси полный передник

картошки. Немцы любят картошку.

К тому времени, когда я закончила свою кашу и начала собирать тарелки для мытья, миссис

Баг с метлой в руке с безжалостной деловитостью выметала детей и мусор в заднюю дверь,

выдавая при этом Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница поток указаний Лиззи и миссис Аберфельд - которую, кстати, звали Рут -

очевидно, рекрутировав их в свои помощники.

- Я помогу ... - начала я скорее неуверенно, но миссис Баг покачала головой и махнула метлой

на дверь.

- Даже не думайте, миссис Фрейзер! - сказала она. - Уверена, что у вас достаточно своих дел, и

... Эй, вы не войдете в мою чистую кухню с грязными ногами! Вытрите их, прежде чем входить!

Герхард Мюллер со своими сыновьями за спиной в замешательстве стоял в дверном проеме.

Миссис Баг, совсем не впечатленная тем фактом, что он возвышался над ней больше, чем на фут,

и что он почти не говорил по-английски Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница, повернулась к нему лицом и сильно ткнула метлой в

его ботинки.

Я кивнула Мюллерам в знак приветствия и, воспользовавшись моментом, сбежала.

Я помылась возле колодца во дворе и отправилась в хозяйственные постройки провести

инвентаризацию наших запасов. Ситуация оказалась не так плоха, как я боялась. У нас было

достаточно провизии, чтобы при разумно расходовании продержаться зиму, хотя щедрую руку

Дата добавления: 2015-09-28; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentavxevgb.html
documentavxfcqj.html
documentavxfkar.html
documentavxfrkz.html
documentavxfyvh.html
Документ Я пережил войну и многое потерял. Я знаю, за что стоит бороться, а за что - нет. 22 страница