Начинка наримаки

Они не пожали друг другу руки. Бог знает, почему дети разных народов и заточенные, закаленные, живые инструменты разных культур, они просто посмотрели друг на друга распахнутыми в мерзком, искусственном свете глазами, пронизали взглядами тяжелый провонявшийся, уже почти наблюдаемый воздух, столкнулись лучами понимания, зрачками сути. И совсем не нужен был Сергею Макаренко стоящий наготове переводчик Коля Лазо, его и этого маленького молодого японца разделяли не только язык, культура, разница в возрасте и образовании, сейчас их делил, резал исполинской трещиной пополам турникет, пропускающий только в одну сторону. Там, за этой границей, обитала смерть. Для этого семнадцатилетнего по документам, но такого, тринадцатилетнего на вид японца Начинка наримаки турникет уже сработал, и даже если бы он сейчас улыбался, чего он по наблюдениям команды вовсе не умел, это бы нисколько не приподняло завесу между ними. Для всех остальных и для Макаренко, разумеется, смерть покуда была наиболее вероятным, но не неизбежным концом затянутого приключения, а для него — однозначным неминуемым действом. Так что объединял этого пловца с капитаном боевой субмарины только долг, у каждого перед своей державой, культурой и прочим, но это были нюансы, наклейки-лейблы, важно, что долг для обоих был важнее жизни, итогом-завершением канувшего прошлого.

На трех остальных подводных пловцов капитан взглянул мельком, видел Начинка наримаки он их сто раз, один черт почти не различал, но не это погнало его мимо — до сего дня он сам не обращая внимания, чувствовал свое внутреннее превосходство перед этими малограмотными азиатами, наспех обученными управлению торпедами. Сейчас эта уверенность растаяла в дым. Черные зрачки японца Ито, еще год назад, наверное, не умеющего ничего делать, кроме ухаживания за подрастающим рисом, убили его русское превосходство. Хуже того, они придавили его к палубе еще одним долгом, помимо того, что имелся до этого, долгом перед этими новыми самураями. Пресс нового долга оказался таким мощным, что даже превысил прошлые — перед присягой, флотом и партией. Но, черт Начинка наримаки возьми, не мог же он допустить, чтобы эти мелкокалиберные ребята погибли зазря! Абсолютно не мог.

Да, конечно, у него были и простые торпеды — целых восемь штук, И заряды в тех обычных торпедах были не слабее тех, которые полыхнут, испаряя воду и обращая в жидкость железо, между ног у Ито, но ведь они были неуправляемые. И что ни говори, а вероятность не просто повредить, а утопить крейсер в единственно возможной атаке была очень маленькой. И не свалишь бронированный корпус единичным попаданием. Много их надо, этих попаданий. А если засекут с борта или с кораблей сопровождения атаку, начнут маневр уклонения и Начинка наримаки уйдут, унесутся бессмысленно толкаемые винтами сигары — и тогда уже все зря. А задание четкое: не просто повредить — уничтожить. И ведь какой-нибудь поганец-эсминец сопровождения может и бортом прикрыть, принять на себя удар. Или янки неспособны на такие подвиги? Думать о противнике хуже, чем о себе, — это сразу проигрыш. И если прикроет, что толку от неуправляемых, и от магнитных, и от прочих полей взрывающихся? И, значит, надежда на метод этот варварский — на смертничков этих низкорослых. Ясно, как их подбирали — кто меньше весит, какого-нибудь борца сумо на торпеду не посадишь — опрокинет, да и скорость она с ним не Начинка наримаки так живо наберет. Для идеального случая сгодилась бы голова профессора До-уэля, да чтобы бровями рули управления поворачивала. А ведь такими методами воюя, японцы всю свою молодежь поизведут. Ведь второй, а может, третий год они уже эти технологии передовые применяют. С самолетов началось.



Сергей Макаренко погасил мешающие мысли — патриотической настройки и так хватало. Он оперся на перископ, прикрыл на минуту глаза, сосредоточенно наблюдая за мерцающей черной пеленой. Ни черта их не хотелось открывать, но пока и можно было — все равно перископ еще не выпрыгнул наружу, только тонюсенькая приемная антенна билась наверху над только в голове представимыми и такими позабытыми Начинка наримаки волнами. Была ли она теперь нужна? Главное, что от нее требовалось, они уже получили. Сообщение о приближении скоростного конвоя. Там, в этом конвое, была их маленькая, но такая дорогая для достижения цель — президент Трумэн. Ну, что же, господин Гарри, посмотрим, как крепки ваши нервы. Будем знакомы, новоиспеченный капитан Немо — Сергей Сергеевич Макаренко. Не смею обнять вас слишком крепко, предоставляю это право избраннику японского народа — Ито.

Да, а если его спасут на шлюпке, внезапно додумался до лежащего на поверхности, такого простого вывода Макаренко. Он даже разлепил веки. Сколько же надо всадить в «Индианаполис», дабы он погрузился достаточно быстро? Возможно ли Начинка наримаки такое? Сергей Макаренко был асом, за свое капитанство он отправил на дно морей и океанов достаточно металла, но еще ни разу это не был крейсер водоизмещением тринадцать тысяч тонн. Сергей Сергеевич начал топить в Средиземном, добрался сюда, до самого большого океана. И если он выкрутится из новой истории, то рост в званиях и должностях неминуем, как победа мирового коммунизма. Но выкрутится ли? Однако сейчас главное, конечно, было не это, а долг перед напялившими акваланги японцами. Пока они дышат из специально выведенных в выпускной отсек трубок, экономят смесь в баллонах. Раньше, до этого рейса, Макаренко никогда не слыхал о таких штуковинах, с которыми Начинка наримаки можно погружаться так глубоко. Насчет акваланга с него взяли отдельную подписку о неразглашении. Смешно. Неужели он, ставящий на карту жизнь экипажа, продаст капиталистам научные секреты Союза? Вообще, много чего в этом круизе Макаренко увидел нового. Хотя бы смертников этих, никогда раньше японцы на борт советских лодок не допускались — слишком тайный это союз — «Восходящего солнца» и красного знамени. И надолго ли он?

Им могло не повезти. Ясно, что конвой, раз такой ценный, шел с соблюдением правил маневрирования от возможной атаки. Хотя японские и советские лодки, тайно воюющие сообща, и снизили в последние месяцы активность в окружающих районах Начинка наримаки, все же американцы вряд ли потеряли бдительность, тем более при перевозке президента. Однако будем надеяться, что радиосообщение от обнаружившей цель напарницы получили все ее четыре подруги, а значит, хоть у кого-то из них «Индианаполис» окажется в необходимом ракурсе и на нужном расстоянии. Сергей Макаренко очень хотел, чтобы везение улыбнулось ему, но даже если он сможет только добить корабль, а первым его зацепит кто-то из соседей, то и тогда он, наверное, тихонько перекрестится, хотя имеет около сердца билет с изображением Ленина. Конечно, броситься в атаку, когда каша заварится, будет почти неминуемым самоубийством, но куда денешься? Коль пошла такая пьянка Начинка наримаки, режь последний огурец!

Вообще, их лодка уже умела атаковать цели, не всплывая на перископную глубину, — совсем неизвестное покуда американцам качество. Но в сегодняшнем случае нужно было бить не что попало, а конкретную цель, выбрав ее среди множества других. И бить сразу и наповал. Если бы не новый фактор — мальчики-камикадзе, Сергей Макаренко считал бы задание абсолютно невыполнимым. Да еще мысль о том, что Гарри Трумэн сможет спастись с помощью обыкновенной шлюпки, не давала капитану покоя.


documentavwzdhx.html
documentavwzksf.html
documentavwzscn.html
documentavwzzmv.html
documentavxagxd.html
Документ Начинка наримаки