Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница

- Ничего. Я подожду до конца премьеры, а потом я с тобой такое сделаю… - ворчали из-за занавески.

- Хорошо, - Кле пожал плечами, не волнуясь, что Гаррет этого не увидел. – Но у меня еще три недели поломаться есть.

- Пользуйся.

* * *

- И зачем ты сбежал от Оуэна? Он жутко милый, - Гвен не понимал, почему Анжело подсунул Брикстоуну в компанию Рудольфа, а сам смылся к новичку.

- Побесить его хочу.

- Ммм, эротические игры, - Деорса двинул бровями, он рассматривал витрину с яркими коробочками краски для волос. В его понимании все было просто – если кто-то сказал что-то, и после этого ты сам себе не нравишься Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, нужно измениться. Внешне.

- Очень смешно, - буркнул Анжело. На самом деле, ему почему-то нравилось злить Брикстоуна, тот реагировал, как в кино. И он тащился от такой реакции, не зная, что Оуэн и сам тащится от красивости отношений. – Зачем тебе краска?

- Хочу покраситься, - логично ответил Гвен.

- В красный?! – Мэлоун уставился на его выбор, как только Деорса взял коробку в руки.

- А что? Не в белый же, они желтыми станут, если самому красить.

- Так пойди в салон.

- Времени уже нет. И денег тоже.

- Куда ты их дел все?

- Купил кое-что.

- Что?

- Ты такой приставучий, - Гвен улыбнулся беззлобно.

- Мне просто интересно.

- Вот это, - Деорса Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница сунул руку в хиппи-сумку со значками и пушистыми брелками, вытащил коробочку розового цвета. – Открой, посмотри, если так интересно.

Анжело открыл, развернул пакет с пупырышками и вытащил стеклянный снежный шар.

- О, Сезанн тоже от них тащится, - он удивился и даже улыбнулся. – Не знал, что ты такое любишь, - Анжело еще и потряс шар, чтобы посмотреть на «снег» внутри. Он был перламутровый, необычный, красивый и не просто белый или золотой. Вместо снеговика, елки или чего-то такого там была фея и розовые бабочки, окрашенные идеально, аккуратно, вплоть до мелочи, вроде пятнышек на лапках.

- Я знаю, что он от них тащится Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, - Гвен забрал шар обратно, запихнул его в коробку и спрятал ее в сумку.

- Только не говори мне, что ты купил его для него, - Мэлоун ушам и глазам не верил.

- Посмотрю на его поведение. Нам еще несколько лет вместе учиться, нельзя же вечно собачиться.

- А чего такой добрый? Он тебе вчера чуть не сломал что-то, по-моему?

- Я его по ребрам тоже отпинал, ничего страшного. Тем более, у меня лицо в порядке, а у него – не очень.

- Ты слишком быстро прощаешь.

- Кто сказал, что я прощаю? Я не собираюсь прощать, но официально ругаться больше не хочу.



- Дорого Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница стоил?

- Нормально, - Гвен пожал плечами, все же взял упаковку с «рубиново-красным» и пошел к кассе. Анжело потащился за ним, думая о том, что такое поведение, возможно, самое правильное. Но вряд ли Глен захочет официально мириться.

Никто не знал, но в нем Гаррет часто узнавал себя. Такой же горячий, психованный придурок, который считает себя лучше, красивее, умнее всех, у которого гордость воспалена до предела, который не умеет прощать публично, но в душе прощает сразу. Гаррет никогда не был знаком с людьми, вроде Гвена, потому что они были противоположны таким, как он и Глен. Деорса мог помириться официально, даже общаться довольно мило Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, но в душе никогда не простил бы, он был злопамятным до трясучки, ненавидел так, что сам же горел. Диего не лгал, когда говорил, что обидеть Деорсу легко, а извиниться перед ним почти невозможно. Он не простит ни за что, если не передумает, не поменяет мнение.

А вот Глен, как и Гаррет, вообще на следующий день мучается угрызениями совести, прощает, забивает на все, но не может позволить обществу увидеть его «милого», продолжает скандалить.

Проблема в том, что они оба этого не видят. Глен не видит, что показушная доброта – просто мишура, а не слабость новичка, а Гвен не видит, что его Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница уже простили, а злость и оскорбления – маскировка. Им нереально подружиться.

* * *

- Чтоб ее здесь больше не было!! – голосила помощница главной поварихи, впихивая сидевшим за столом Турмалинам крысу. Глен, которому она ее и впихивала, округлил глаза, за очками этого не было заметно. Лукас, Тео, Диего и он сидели и мирно пили чай.

- А что она здесь делает? – Диего удивился, когда оскорбленная, довольно молодая и некрасивая дамочка отдышалась.

- Она пробралась на кухню и вылезла прямо из-под стола!

Женщина ушла, Глен посмотрел на крысу, повертел ее, разглядывая.

- Это же точно его крыса.

- Ну. Гарри, - Диего позвал, крыса даже отозвалась, повернув морду на секунду Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница.

- Наверное, мелкие выпустили перед отъездом. Придурки. Дверцу не закрыли, как следует. Давай отнесу, - Раппард старался не задевать больше тему расставания, даже не глядя на разбитое и закрытое маской с очками лицо бывшего. Ну, расстались, что поделать, они и так уже остыли.

- Сам отнесу, вставлю там тем, кто остался, чтобы не выпускали.

- А там кто-то остался?

- Да половина мелких не поехала, им-то денег не дают все равно пока, - Глен встал и, держа крысу на вытянутой руке, пошел в спальню Гранатов, посадить ее обратно в клетку. Еще раз вот так ее выпустят, и ее либо поварихи со страху тапком Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница пришибут, либо кошки все же задушат. Не от голода, так ради прикола.

* * *

Жульен после обеда заглянул в душевую и обнаружил адресата именно там. Судя по одежде, висевшей на крючке в раздевалке, это точно был Гвен, поэтому Хильдегард положил письмо на раковину и собрался уже уходить, но посмотрел на полупрозрачную стенку, за которой Гвен и стоял, и понял, что он там не стоит, а сидит на маленькой скамейке, затащенной из раздевалки. Но это было не самое кошмарное в увиденном, стенка оставляла открытыми ноги от ступней почти до колен, и по ним текла темно-алая кровь, она даже не разбавлялась водой Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница из душа, но пенилась и утекала в слив. Жульен уронил челюсть и вытаращил глаза.

- Гвен?.. – уточнил он, хотя и так было ясно по наколотой на щиколотке розочке.

- Да? – спокойно отозвался новичок даже с улыбкой в голосе. Жульен немного «удивился» и моргнул пару раз.

- Ты в порядке?

- Да, а что? – по-настоящему удивился новенький, немного уменьшив напор воды, чтобы она не так шумела. Кровь стала еще темнее, Янтарь в ступоре таращился на белый пол, по которому она текла потоком от скамейки, на которой Гвен сидел.

- Кхм… Да меня немного кровь смутила. Точно все нормально?..

Гвен неожиданно засмеялся.

- Идиот, это не Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница кровь. Ты что, думал, что это из меня льется? – он усмехнулся.

- Ну, мало ли.

- Мало ли, вдруг на нож напоролся?

- Ну, кто тебя знает.

Жульен не стал озвучивать вариант с чересчур большим достоинством партнера, ибо это показалось извращением.

- Возьми там в ящике ножницы в раздевалке и иди сюда. Поможешь мне?

- Что делать? – Жульен вздрогнул. Ножницы? Зачем ножницы?..

- Да я хотел волосы немного подрезать, а то секутся, кончики вообще мочалка. Ваш тупой Сезанн был прав, к сожалению.

- Мне кажется, у тебя все в порядке. И с волосами, и с лицом, и с фигурой, - угрюмо заверил Жульен, не Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница собираясь успокаивать его откровенно и радовать комплиментами, но просто признавшись в своем к нему отношении. – Только я не парикмахер, я не смогу.

- Да что там уметь, просто берешь одну прядь, режешь ее, потом берешь вторую вместе с первой и ровняешь по одной длине, все просто.

- А чего я?

- Ну, можешь позвать еще кого-нибудь. Анжело, например. Он запросто отрежет.

Жульен заглянул за стенку и едва сдержал дрожь, чуть не уронил ножницы и расческу. Голый Деорса – это что-то с чем-то. Окровавленный голый Деорса – еще хуже.

- Господи, это краска, - с облегчением выдохнул Хильдегард и подошел, стараясь не намокнуть. – Душ Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница убери.

Гвен убрал распылитель, который держал в руке и сильным потоком воды пытался смыть краску. Он сидел сорок минут на этой чертовой скамеечке, намазав волосы вишневого цвета кошмаром, ждал, когда краска ляжет идеально, а теперь мучился и смывал, наблюдая «кровавые» струи, текущие по телу. Он сидел спиной к Жульену, сдвинул ноги, культурно прикрылся руками и изобразил девочку-школьницу. Нет, не из японской школы, где все девочки хотят учителей или старшеклассников, а нормальную девочку-школьницу.

- Давай, режь.

- Докуда?

- А как тебе больше понравится?

- Мне-то по барабану, - Хильдегард хмыкнул, расчесал его волосы темно-вишневого или даже гранатового цвета на ровный пробор, посмотрел на Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница них оценивающе. – Вот так нормально? – он тронул ребром ладони основание шеи Гвена.

- Да ты с ума сошел. Это очень коротко, у меня и так плечи никакие, задница огромная, а ты меня под какую-то французскую дуру хочешь…

- Да нормальное у тебя тело. Не слушай Глена, он просто несет, что на ум приходит, ты его бесишь. Если бы меня кто-то бесил, я бы ему еще не то сказал. У тебя ноги потрясающие, очень стройные, между бедрами дырка, как надо.

Гвен округлил глаза и повернул голову.

- Чего?..

- Не в том смысле! – Жульен сначала побагровел, а потом засмеялся, не Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница удержавшись, Гвен тоже нервно захихикал.

- Я не баба, - заверил он.

- Да я вижу, - с долей иронии заметил Янтарь, глянув на то, что Гранат закрывал обеими руками. И то не очень получалось, но он старался. – Я имел в виду проем между бедер. Вот у географички, которая тебя бесит, задница жирная, ляжки коровьи, у нее они трутся друг о друга. А ты костлявый, просто такой…

- Крупный, - мрачно помог ему высказаться Гвен. – Мне это миллион раз говорили. Так что короткая стрижка мне по-любому не пойдет.

- Ой, а я не знал, что у тебя и тут татуировка, - Жульен просто собрал его волосы в Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница хвост и увидел на торчащем позвонке в основании шеи знак вечности и ажурный, почти готический крест под ним.

- Нравится? – Гвен повел плечами.

- Красивая, - только и смог согласиться Жульен. – Тогда режу вот так? – он прикинул еще раз, подумал, что если волосы высушить, они как бы приподнимутся еще на пару сантиметров, будут не такими прямыми и длинными. И решил оставить из чуть ниже плеч.

- Режь, - махнул рукой Гвен, но потом опять убрал ее туда, где она была, опомнившись. Иногда он был скромным. В основном, это случалось в присутствии личностей, которых он не воспринимал, как потенциальных партнеров.

- Может, еще и челку Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница? – уточнил Жульен, разобравшись с волосами через десять долгих минут стараний, осторожных примерок ножницами, чтобы не отрезать криво.

- Никогда у меня не было челки, - вдруг с удивлением понял и сообщил Гвен. – Давай и ее, фиг с ней.

- А если не пойдет?

- Отрастет.

Хотя, пошло. И Жульен не стал резать слишком коротко, что спасло Гвена от потенциально открытых бровей, как только он высушил бы волосы. «Хребет» его носа был не как горный гребет, а совершенно плоский, отсутствие впадины на переносице создавало впечатление, будто покатый лоб переходил прямо в нос. В общем, с этой челкой взгляд был какой-то мрачный и нехороший, а Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница лицо стало окончательно львиным.

- Спасибочки, - поблагодарил Гвен, Жульен окинул взглядом свою работу и тоже остался доволен.

- Не за что. Если тебе понравится, и ты меня не убьешь потом, это будет успех.

- Ладно, буду я дальше смывать, - Гвен встал, Жульен понял, что этот гад такой же высокий, как Сезанн, и развернулся, собрался уходить. Но потом он решил похихикать, наклонился и поднял с пола несколько длинных, отрезанных прядей сочного гранатового цвета.

* * *

- Сбежал и спрятался, - констатировал Одри мрачно, Анжело сделал вид, что он комарик и вообще не при делах, просто летает рядом и тихо что-то пищит.

- Я был занят. Помогал Гвену выбирать Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница краску для волос.

- Понятно, - хмыкнул Брикстоун.

«Обиделся, обиделся!» - сладостно прошептал Мэлоун про себя, не собираясь высказывать свои чувства вслух. Как он обожал предугадывать реакцию людей и влиять на нее.

- Ну, если не веришь, не верь, - он пожал плечами. Но Оуэн не ответил, просто Одри заметил, как странно Гаррет и Рудольф смотрят на клетку Гарри.

- Что-то он странный какой-то, - заметил Эштон.

- Спит, - подтвердил Энсор.

- Ну и пусть спит, что такого? – Анжело пожал плечами.

- Крысы редко спят, особенно взрослые. Ему же уже полгода или даже больше. Это примерно десять человеческих лет, - выдал свою интеллектуальную осведомленность Эштон.

- Ку-ку Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, - дверь распахнулась, и это прозвучало, как всегда означая появление «Ку-ку» Гвена.

- Ух ты… - Анжело не удержался, округлил глаза, уставившись на него.

- Класс, - согласился Одри, а Рудольф просто не узнавал сильно изменившегося, «подорожавшего» внешне новичка.

- Мне тоже нравится, - Гвен потрогал волосы руками и сел на кровать рядом с Рудольфом, взял клетку и поставил ее себе на колени. – Ку-ку, Гарри.

Гарри не реагировал никак, а его тезка на верхней полке посреди комнаты напрягся. Одри почувствовал что-то нехорошее.

- Эй, - Гвен не понял и провел ногтем по прутьям клетки, чтобы крысу разбудить. Она лежала на боку, закрыв глаза-бусинки Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, и выглядела странно безвольной, тяжелой. Даже шерсть была какой-то другой. – Э-эй, - Гвен повторил, но голос дрогнул, и взгляд Рудольфа метнулся по всем парням в комнате по очереди, те ответили такими же взволнованными взглядами. Деорса похолодел, зато лицо загорелось, он открыл клетку, сунул в нее руку и вытащил крысу наружу. Если раньше Гарри выгибался, чтобы не приложиться мордой или задом о края выхода, теперь его пришлось вытаскивать с трудом. И на ладони он лежал, не шевелясь. Гвен вскочил, уронив клетку и выронив своего любимца, округлив глаза.

- Что с ним?.. – он выдохнул, но так, будто начал задыхаться.

- Он спит, - тупо Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница выпалил Рудольф, незаметно сползая на пол, становясь на колени и поднимая тело покойного грызуна, чтобы сделать вид, что он живой.

- Почему он не двигается?.. – Гвен был то ли в шоке, то ли издевался над этой неуклюжей попыткой его обмануть.

- Ну, устал… - ответил за Рудольфа Оуэн, а Эштон спрыгнул со своей полки и тронул новенького за плечо.

- Все нормально, он сейчас поспит и проснется.

Анжело не к месту подумал, что это напоминает сцену «У десятилетнего мальчика умерла овчарка, и родители не знают, как об этом сказать».

Кевин, один из младших Гранатов, тихо сообщил.

- Его Турмалин принес сюда.

- Как принес?.. – Гвен разговаривал Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница таким голосом, будто у него бабушка умерла, а он не верил.

- Ну, принес. Мы в гостиной были, пришли – клетка пустая, а потом он пришел и положил его на место.

- Почему клетка была пустая?! – Гвен начал кипятиться.

Малышня не стала уточнять, что никто за клеткой не следил, любая малявка из другой команды могла прийти, просто взять и потискать Гарри, а потом неплотно и ненадежно запереть дверцу клетки. Крыса убежала сама, но вернул ее Турмалин.

- Кто из них?! – Гвен уже даже знал ответ, решив все по-своему. В общем-то, все подумали о том же, о чем подумал и он, других Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница объяснений не было.

- Ну этот, которому ты вчера наподдавал, - высказался Рокки, вполне поддерживавший вчерашнее поведение Гвена. – Он сегодня в маске и очках ходит. Пришел, положил и ушел.

Анжело шарахнулся, Рудольф молча сел на свою полку и не стал мешать, а Гаррет с Одри переглянулись. Им сложно было не понять выражения чужого лица, которое сменилось с шокированного, грустного, убитого и пустого на мрачно-ледяное и решительное.

- Я его убью, - выдал он и метнулся к двери.

- Нет, погоди, вдруг он просто убежал, а Сезанн его нашел? Как он мог его убить, Гарри же… ну… - Анжело споткнулся о собственное Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница слово. – Целый… Он как будто спит.

- Он мог его отравить, дать ему еды с отравой, - не в тему вякнул Рокки, и Гвен больше останавливаться не стал, вылетел в коридор и чуть ли не кометой бросился к спальне Турмалинов. Бить Глена? Нет, зачем. Зачем он будет бить и без того избитого придурка. Нет, он сделает кое-что похуже, заодно и шкаф возле двери освободит, который Глен занимал своими вещами, а остальную команду вынуждал распихивать все по ящикам и тумбочкам.

- Куда он? – Рудольф еще раз потупил ради имиджа, на него взглянули без юмора.

- Угадай, - Оуэн отозвался и сразу пошел следом за новеньким Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, за ним потянулась вся команда. И не успели они дойти до двери Турмалинов, как из-за нее раздался жуткий грохот, звук бьющегося стекла, причем неоднократный. Глен заорал, Гвен тоже, Эйприл повысил голос, Диего с Тео тоже заорали своими баритонами, Лукас постарался утихомирить новенького своим невероятно сексуальным голосом. Рудольф не в тему подумал, что ему бы в сексе по телефону работать, но Эштон уже распахнул дверь. В него как раз врубился закрывший голову руками Кле, он врезался спиной в грудь собственного бойфренда, обернулся и несказанно обрадовался, увидев его.

- Он спятил! – выдал он честно. – Что вообще случилось?..

- Ты убил его Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница! Он убил его!!! – Гвен перешел с крика на визг, такой мерзкий, что уши закладывало, а Глен еле успевал уворачиваться. Попытки спасти коллекцию снежных шаров, которую он собирал буквально с детства, он уже бросил, прячась и закрывая избитую физиономию руками. Но Гвену не нужно было его уродовать, он сметал шары с открытых полок шкафа, на которых те выстроились ровными рядами, бил их о стены и о пол, на стенах оставались прозрачные пятна от химической жидкости с блестками. Они не высыхали долго, да еще и обладали специфическим, сладким ароматом, так что вся комната наполнилась сладким запахом мести и боли. У Глена что-то Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница внутри оборвалось, как оборвалось у Гвена при виде мертвого любимца. Уничтожить его коллекцию, в которой заключалась чуть ли не большая часть его души – это нечто. А остановить Деорсу не было никакой возможности, даже Диего не стал подходить, не рискнул.

- Кого я убил, что ты несешь, псих?! – Глен странно реагировал и говорил. Он обращался не к кому-то, а именно к бывшему конкуренту, не оскорблял его. «Псих» было вполне адекватным словом для характеристики новенького.

- Что ты с его крысой сделал?! – накинулся Анжело, который проникся ситуацией и заразился злостью. Эштону удалось-таки поймать буйного новичка, Оуэн ему помог, но последний шар уже Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница был разбит, ровная челка, закрывавшая брови, взмокла, Гвен скалил зубы и вырывался, но получалось не очень – Крофт оказался сильнее.

- Тихо, спокойно, пошли, пока директор не пришел, - уговаривал его Оуэн, держа за ноги, которые сгибались и выпрямлялись на весу, Эштон обхватил его торс, прижав руки Гвена к его же телу, чтобы не брыкался.

- Поздно, - заметил Рудольф, обнаружив, что в коридоре уже образовалась небольшая компания из учителей и воспитателей во главе с Магдой.

- Что случилось?! – она сразу впала в панику.

- У Гвена Гарри умер, - отозвался Оуэн, собираясь вытащить Деорсу ногами вперед, но Эштон вовремя развернулся, и его вынесли не Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница как покойника.

Магда еле поняла, о ком речь, вдруг вспомнив о самоубийце-Андерсене. Гарри… Дурацкое имя для крысы. Умер. Как умер?!

- Как умер?! – она округлила глаза в ужасе, кто-то из учителей закрыл рот ладошкой от ужаса. Кажется, это была географичка, которая пожалела о своем отношении к новенькому.

- Просто не шевелится. Умер и все, хоть и совсем маленький еще, - пояснил Рудольф как-то совсем тоскливо.

- Но это не ваша спальня, почему он здесь кричал?.. – Магда не поняла. Нет, кричать и плакать можно, убиваясь по любимцу, но почему в чужой спальне?

- Потому что это Глен его убил! – заорал Анжело.

- Никого Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница он не убивал! – хором и в шоке заорали Лукас, Тео и Диего, которые сами удивились, что защищали высокомерного Сезанна. А сам Сезанн просто опешил.

- Никого я не убивал, что ты несешь?! – он уставился на Анжело.

- А кто принес его к нам в комнату?! Что ты вообще с ним делал, почему он у тебя был?!

Из спальни Гранатов слышались вопли, рыдания и, в общем, феноменальная истерика, но Эштон и Оуэн как-то справлялись с рвущимся в драку новичком.

Эйприл, оставшийся без поддержки Гаррета, притих и молчал. Он вообще нигде не присутствовал, ни при «похищении», ни при убийстве, ни при обнаружении Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница трупа.

Магда оглядела комнату и закрыла глаза, помолившись, чтобы уборщице удалось все это оттереть до звонка на отбой.

- Не шевелитесь, главное – не порезаться, - сообщила она, и все тихо, осторожно принялись пробираться к выходу из комнаты, обходя крупные осколки стекла и фрагментов фигурок, бывших в шарах.

- Это ты сделал? – она схватила Глена за локоть даже не крепко, а грубо, сама от себя не ожидав. Но если он был виноват, он того заслуживал.

- Не я! – он возмутился и вырвался, женщина опомнилась и поняла, что с ее ростом и комплекцией здоровых и рослых старшеклассников лучше не хватать. – Я просто отнес его в комнату, поварихи Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница испугались на кухне, когда он туда залез! Я же не виноват, что этот дебил его не запер!

- Он его запер! – начал собачиться Анжело вместо неадекватного в данный момент Гвена. Тот постепенно переходил из ярости в ступор и стал совершенно невменяемым.

- Значит, кто-то открыл клетку! Да клянусь я, ничего я с вашей крысой не делал, зачем мне?!

- Ты его ненавидишь, ты бесишься, что он всем нравится больше, чем ты! И не в Диего дело! – Анжело рявкнул и вдруг вспомнил, что рядом учителя и Магда, не стал уточнять насчет «расставания». – Тебя бесит не то, что они раньше… Дружили Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница! А то, что он просто пошутил над тобой пару раз, а ты психанул! Но это не повод чтобы делать такое!

- А такое?! – Глен окинул широким жестом руки комнату, все заметили вдруг, как у него на глазах выступили слезы, губы скривились. – Я не делал этого! Как он теперь мне все это возвращать собирается, псих?! «Моментом» склеит, да?!

- Тогда кто его убил, если не ты?! У кого-то еще повод был, что ли?!

- А ты заткнись, прокурор нашелся! – огрызнулся Сезанн и сделал шаг к Гранату, а тот шарахнулся и подло спрятался за Тео. – Меня не волнует, кто это сделал, я-то Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница не виноват! А вот он виноват, что он всю комнату разнес! И что, его ОПЯТЬ не накажут, да?! Может, ваш гребаный директор снова накажет только МЕНЯ за то, чего я не делал?! О, нет… Он, наверное, накажет всю нашу команду! За то, что этот урод присудил мне не мою вину и расколотил все мои вещи!

- Не все, только твою любимую коллекцию, - ехидно заметил Анжело, прищурившись.

- Любимую! – рявкнул Глен.

- Он без Гарри с ума сойдет!

- Было бы с чего сходить!

Магда не знала, что делать. Глен был явно не виноват, Гвен расколотил комнату и коллекцию. Правила одни для всех, и в Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница порыве гнева пополам с обидой Сезанн высказал вполне адекватную мысль. Нэнэ несправедливо поступил вчера. И Турмалинам начало казаться, что он и сейчас поступит несправедливо, накажет только Глена. Причем накажет за то, чего тот и правда не совершал.

Но Гвен в ступоре, он вообще не в себе. Но, опять же, это не повод спускать ему все, что он творит, пусть даже он и помог Нэнэ с постановкой. Надо что-то делать.

- Идите в гостиную, а потом сразу на ужин после звонка, - скомандовала Магда прохладно, как никогда. – Сейчас здесь все уберут. Все, что можно, конечно. Мне очень жаль твою коллекцию, - она Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница тронула Глена за плечо.

- Я правда ничего не делал с его крысой, - принялся повторять парень, который чувствовал себя без вины виноватым.

- Да-да. Иди уже, - Тео пихнул его в спину, Турмалины отправились по коридору к лестнице, а Рудольф взял вредного Мэлоуна за запястье и потянул в комнату.

- А кто тогда, если не он?! – продолжал он бушевать. – Достал уже! Мало получил вчера?! И так не красавец теперь, так еще полез мстить! Я бы вообще его убил!

- А если правда не он?

- А кто?!

- Ну… Может, Гарри сам убежал, съел что-нибудь. На кухне крысиный яд лежит за каждым Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница шкафом, я думаю, чтобы не развелись мыши и крысы обычные, все такое. Везде так делают.

Иногда Рудольф пугал своей способностью мыслить здраво даже в таких ситуациях, и Анжело замолчал.

- Ага, а потом пришел такой обратно в комнату, залез на тумбочку, зашел в клетку и закрыл за собой дверь, да?

- Нет, Глен же сказал, что на кухне все испугались, и он унес его в комнату.

- А почему он?!

- Понятия не имею. Просто унес.

- Ты за презумпцию невиновности, что ли?!

- А ты за смертную казнь? – Энсор опомнился слишком поздно, уже выпалив это, и Анжело прищурился, выгнул бровь. Тупая веснушка, значит?..

- Тогда, получается, это просто Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница несчастный случай, - проворчал Анжело, сглотнув.

- Выходит, что так.

- И Гвену теперь что, извиняться придется перед этим уродом?!

- Если еще и не накажут за все это.

- Кошмар. Он вообще спятит. Хотя… Может, поговорить с директором самим?

- Зачем? Что ты ему скажешь? – Рудольф искренне удивился. – Чтобы не наказывал или что?

- Нет, просто там одна такая вещь… Ну, я не думаю, что нужно вмешиваться. Подумаешь, коллекция. Там стекла замести на ковре и все, ничего страшного. Ну, пол помоют лишний раз от этой дряни, вот и все. Никто же никого не избил, не убил. А Гарри сам умер. Ошибка. Мистер Сомори же Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница не идиот, должен понять. Вдруг они сами помирятся, когда Гвен поверит, что Сезанн тут ни при чем?

- Вряд ли, - Рудольф покачал головой. Они так и стояли в коридоре, не решаясь войти в спальню, малышня умчалась в гостиную, боясь, что все узнают, что это они неплотно закрыли клетку. Гарри действительно выбрался, глупо наелся отравы на кухне и умер сам.

- А я думаю, что помирятся. Гвен же не такой упрямый осел, как этот идиот. Он поймет, что ошибся. И он сказал мне, что он с директором говорил насчет постановки даже. Он сам перепишет текст, сделает из него песню в том моменте Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, где Глен с Эйприлом ругаются насчет волос. Ну, Дюнуа с Жанной. Если бы он был придурком, он бы ничего не стал делать для Глена, согласись?

- Может быть, - Рудольф кивнул, но пожал плечами, сомневаясь.

* * *

Нэнэ наказывать не стал никого, стерпев сообщение о том, что его поступок в четверг вечером был несправедлив. Дримсвуд как-то сам собой погрузился в траур, Гвена не трогал никто, а Гранаты сами собой стали ближе, утешали его, как могли. Даже поварихи изощрялись все выходные и половину следующей недели, угождая ему даже за обедом, вынуждая весь интернат питаться травой и овощами. И все терпели, чтобы ему было Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница лучше, чтобы не раздражала ни одна мелочь.

А ему было стыдно за то, что он перебил всю коллекцию Глена. Нет, он не проникся к нему резкой симпатией, но Сезанн просто не заслужил такого, это была ошибка. Нэнэ поражался тому, что в следующий же четверг новенький предоставил ему исправленные тексты, ставшие настоящими песнями. Диалог Жанны и Дюнуа превратился в творение, достойное премьерного исполнения. Нэнэ не знал даже, что еще сделать, чтобы не просто похвалить его, а пожалеть.

Рудольф и Жульен, которым было скучно без Фрэнсиса, вместе с ним потащились на задний двор еще в субботу, чтобы похоронить Гарри в коробке Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница из-под обуви, выложенной черной тканью из разрезанной бархатной кофточки. Гвен пожертвовал ее памяти своего любимца, еле сдержался, чтобы опять не зареветь, похоронил «гроб» и долго сидел там в тишине. И даже когда Жульен с Рудольфом решили его оставить, чтобы мог наедине с собой подумать о чем-то своем, он еще долго торчал там и молчал.

К четвергу он стал куда общительнее, но острить не мог, ирония выветрилась, сарказм не просыпался. Но все проходило постепенно, в кабинете директора он даже улыбался.

- Извини, что спрашиваю, ты и так очень многое уже сделал, - Нэнэ его нахваливал совершенно искренне. – Но я Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница хотел спросить насчет танцев. Что там с ними?

- Все в процессе, - заверил его Гвен, покивав. – Ну, из «Триллера» они и так уже репетируют, вы же сказали. А последний я почти придумал, если можно, завтра покажу в актовом зале, а потом все только от вас и от них зависит.

- Покажи мне сейчас, я завтра сам с ними буду разговаривать и разбираться. Тебе ведь не захочется общаться с Турмалинами, да? – Нэнэ читал по глазам просто безупречно, Гвен уставился в его стол.

- Ну, да.

- Хорошо, сейчас включу музыку. Ты не против? Не устал?

- Они скачут и мечами размахивают, а я устал Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница? – Деорса хмыкнул, встал и решил, что может и показать, особой стыдливостью он никогда не страдал. Да и вообще, у директора была такая пластика, что он танцевал лучше самого Гвена и не отказывался от своей роли короля Франции. Да и кто от такого откажется.

Фрэнсис сидел в спальне уже который день и думал, что директору не понравилось. Нэнэ его больше не тронул ни разу. Нет, он его целовал, когда Фрэнсис сам лез, но больше не собирался делать ничего «такого». А фотографии в интернете произвели просто шок, особенно, среди его старых друзей и знакомых. Фрэнсису постепенно становилось стыдно за свое поведение. Может Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница, он показался директору извращенцем и малолетней потаскухой какой-то? Сам пристал, сам соблазнил буквально… Несмотря на слова Нэнэ в тот вечер, он больше не проявлял такого уж безумного желания.

На самом деле, Нэнэ просто занимал себя работой, мучился с постановкой и репетициями, в которых ему теперь тоже пришлось участвовать, причем не только учить текст, но и танцевать. Впрочем, сцены получались такими эффектными, что он всерьез думал о том, что Гвену стоило стать режиссером-постановщиком после выпускного.

Насчет зеленого ученика Нэнэ думать вообще не хотел, не мог ничего решить. Его мозги просто не работали в этом направлении, он не знал, как Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница исправить «это». А отношения… Да какие могут быть отношения между директором и учеником? Пусть хоть тысячу раз хочется, нельзя. И даже не потому, что он такой совестливый и целомудренный, благородный, причина в другом. Он же не может ломать ученику психику и жизнь. Он непостоянный, он заводит романы и рвет отношения, когда хочет, а в их возрасте им, как и ему десять лет назад, хочется чего-то потрясающего, навсегда.

Дата добавления: 2015-09-28; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentavxvxan.html
documentavxwekv.html
documentavxwlvd.html
documentavxwtfl.html
documentavxxapt.html
Документ Девушка, сидевшая в кресле перед массивным столом из темного дерева, старалась на «членов жюри» не смотреть, потому что среди них были кадры, давившие на психику. Чего стоила женщина неопределенного 40 страница